Home / Мнения / О чем не сказал Игорь Коломойский?

О чем не сказал Игорь Коломойский?

Обычно немногословный олигарх Игорь Коломойский дал объемное интервью украинской журналистке Соне Кошкиной. Факт, возможно, не самый примечательный, однако, с учетом вовлеченности бизнесмена в крупнейшие политические и бизнес-скандалы последних лет свежие откровения невозможно было пропустить. Коломойский, как обычно, ироничен и раздает многословные оценки ключевым фигурам отечественного политикума. Это неудивительно, ведь страна находится на старте президентской кампании.

Свои политические предпочтения олигарх не скрывает. Ставки сделаны на днепропетровского комика Владимира Зеленского и Юлию Тимошенко. Основной оппонент — как и прежде действующий президент Петр Порошенко.

Однако аудитория не услыхала ничего нового по тем темам, которые имеют отношение к бизнесу и экономике. Т.е. о том, что сделало Коломойского тем, кем он собственно и является.

Итак, Коломойский — о ПриватБанке. Здесь олигарх, можно сказать, превзошел себя. Он прямо обвинил государство Украина в «экспроприации» крупнейшего финучреждения страны. Прозвучали интересные подробности: оказывается застрельщиком отъема ПриватБанка была тогдашняя глава НБУ Валерия Гонтарева с подчиненными и неназванными людьми из окружения Порошенко. А настоящей целью был не банк — а принадлежащий олигарху телеканал «1+1». А далее Коломойского, что называется, понесло: в один ряд с Гонтаревой и ее подчиненной Рожковой стали МВФ и ЕБРР. Не упомянул Коломойский разве что мировое правительство и Госдепартамент США. При этом ни слова об аудите Kroll, подтвердившем вывод многомиллиардных сумм под фиктивные сделки из тогда еще частного ПриватБанка. Не было его и нет. Как и то, куда «ушло» рефинансирование НБУ, к слову, выделенное во времена все той же Валерии Гонтаревой.

Судебный процесс в Лондоне по делу ПриватБанка, где Коломойский уже проиграл одно разбирательство в отношении акционерного соглашения по «Укрнафте», олигархом оценивается как потенциально выигрышный. Подоспели и новости из Британии. Ряд СМИ со ссылкой на народного депутата Сергея Лещенко сообщили, что Высокий суд Лондона принял решение о неподсудности дела по иску ПриватБанка к его бывшим собственникам. Вероятным итогом может стать закрытие самого дела, и отмена ареста активов Коломойского и Боголюбова. Если информация о решении суда подтвердится, то впору делать предположение о том, что украинскому олигарху в состоянии повлиять на решения не только украинских, но и европейских судебных инстанций.

Небезынтересны также рассуждения Коломойского о возможном дефолте Украины. В попытке размыть свою ответственность за банальное разграбление ПриватБанка, он проводит совсем неприличные параллели с его национализацией. Однако заявление о полезности дефолта в Украине в 2014-15 гг. тянет на сенсацию. По мнению Коломойского, Запад бы не бросил Украину и спас бы по примеру Греции. Зачем это нужно коллективному Западу — интервьюируемый умалчивает, не хватает разве что известной фразы «весь мир с нами». На месте журналиста уместно было бы задать вопрос: почему же коллективный Запад, готовый грудью стать на защиту Украины, впоследствии так неохотно пошел на сделку по реструктуризации госдолгов «им. Натальи Яресько»? И почему бы не провести параллели не с Грецией, а с Аргентиной, находящей в состоянии «перманентного дефолта» на протяжении десятилетий? Граждане последней прочувствовали все прелести дефолта в виде обвальной девальвации и гиперинфляции. К слову, в 2016 году стран вернулась к сотрудничеству с МВФ, а нынешний президент Аргентины, представляющий правое политическое крыло, кардинально изменил отношение к судебным процессам с собственниками госдолгов Аргентины. И, по всей видимости, спустя много лет, по долгам придется заплатить. Впрочем, уточняющих вопросов, как и в случае с ПриватБанком, не последовало.

Еще одна тема, которой коснулся Коломойский — ситуация в крупнейшей нефтедобывающей компании — «Укрнафте». Острых вопросов традиционно не прозвучало. Да и зачем? Как оказалось тема номер один — раздел компании между государством, как акционером, и оффшорами-миноритариями, которые контролирует Коломойский и его партнеры.

Группа «Приват» осуществляет операционный контроль над предприятием ни много, ни мало на протяжении последних пятнадцати лет. Результат удручает. За это время добыча нефти снизилась более чем в два раза с 2,9 до 1,4 млн тонн, газа — в три раза с 3,3 до 1,1 млрд куб. м, а сама «Укрнафта» превратилась в крупнейшего должника госбюджета. Долг компании по налогам превысил 14 млрд грн., что составляет около 20% налоговой задолженности в стране. Еще в августе текущего года «Укрнафта» получила законные основания для взыскания 3 млрд грн с афилированных с Приватом коммерческих структур. НАБУ удалось в суде доказать факты злоупотреблений в «Укрнафте» в рамках расследования дела по завладению сырой нефтью на общую сумму более 7,7 млрд грн. Однако ни копейки с ответчиков получено не было.

В то же время, иностранный руководитель Укрнафты» Марк Роллинс раздает победные интервью на тему, как нам добиться мифической энергонезависимости. Но погашать рекордные налоговые долги никто не спешит. Зачем вообще поднимать вопрос о разделе единого производственного комплекса «Укрнафты», не поясняет ни он, ни Коломойский.

Действительно, ведь ответ может оказаться весьма неоднозначным. Миноритарии претендуют на розничную сеть «Укрнафты», которая насчитывает более 530 АЗС. Львиная доля из них в свое время была приобретена «Укрнафтой» у афиллированных с Приватом структур. Как отмечает аналитик нефтяного рынка Сергей Куюн: «приватовские» нефтебазы и бензовозы участвуют в поставке топлива на АЗС «Укрнафты». Сколько компания теряет на этих манипуляциях, сколько стоит переработка нефти на Кременчугском НПЗ, какой уровень потерь — все это тайна», — добавляет он. План приватовцев, по всей видимости, достаточно незатейлив: оставить государству/»Нафтогазу» добывающий бизнес «Укрнафты», отягощенный долгами, а себе заполучить зарабатывающую сбытовую сеть. Ловкость рук и никакого мошенничества.

В результате мы имеем ситуацию, при которой текущий статус кво устраивает всех, включая главу «Нафтогаза» Андрея Коболева, который по долгу службы призван воплощать в жизнь политику акционера-государства в «Укрнафте»?

Интервью — явный сигнал от Коломойского своим оппонентам: у меня все «ок». Ради этого опальный бизнесмен без стеснения называет черное белым и наоборот. Даже вынужденный переезд из Женевы в Израиль, состоявшийся под угрозой преследования со стороны ФБР, Коломойский расценивает в шуточной манере. Почему бы и нет. Ведь финансовые потоки от все еще контролируемых в Украине бизнесов не прерываются, перспектива отчуждения замороженных британским судом активов становится и совсем туманной. Значит, Коломойский, как сообщало много лет назад одно из украинских изданий, продолжает брать в «супермаркете», касса в котором, как известно, впереди. Жаль, что брать у нас вами.

Автор материала: Дмитрий Марунич

Источник материала: Capital.ua

Новости партнера HPiB.life

Жареная новость

Как ставка ФРС США влияет на экономику Украины

В последнее время широкий резонанс получили «вербальные интервенции» президента США Дональда Трампа в адрес Федеральной …