Home / Статьи / «Молот» и русская рулетка: от чего деформируется ствол миномета?

«Молот» и русская рулетка: от чего деформируется ствол миномета?

Почему оружие ценой в 486 тыс гривен за единицу смертельно опасно для бойцов ВСУ.

… Точки над «и» могла бы поставить независимая материаловедческая экспертиза сплава стали ствола миномета и анализ технологии его изготовления. Однако от этой идеи по непонятным причинам в течение двух лет отказываются производители, продолжая обвинять военных в плохой подготовке и неправильной эксплуатации их гениального изделия …

Генерал-лейтенанту Игорю Павловскому, заместителю министра обороны, было все понятно о трагическом событии на Ровенском полигоне еще на второй день после подрыва миномета и гибели людей, пишет Lb.ua. Приехав на место происшествия утром 7 июля, он уже через полчаса громко, так, что это слышало немало военнослужащих 128-й бригады, докладывал министру телефону: «Да тут все ясно! Двойное заряжание однозначно! Сами виноваты, развели бардак в бригаде!»

Вэто время во львовском госпитале врачи пытались стабилизировать жизнь трех тяжелораненых военнослужащих, еще шестеро находились в Ровенском военном госпитале. Тела трех бойцов, включая командира минометной батареи, доставляли родным в Закарпатскую область …

Роковой миномет

Миномет М-120-15 «Молот», который 6 июля разорвался на Ровенском полигоне, 15 батальон 128 бригады получил от Министерства обороны в апреле 2016 года. Именно тогда, когда удерживал оборону позиций под Авдеевкой.

Первого же выстрела миномет не выдержал, рассказывают бойцы минометной батареи. Во время залпа лафет (то есть двунога, на которую опирается ствол) просто сложился, ствол упал, и с внутренней его стороны, как рассказывают очевидцы, произошла деформация — видимые «раковины» размером примерно 2-3 миллиметра, которые мешали проходу мины в канал ствола.

Несколько месяцев бракованный миномет находился на хранении и не эксплуатировался. А в 2017 году ствол отправили на «прогонку» на Старокраматорский машиностроительный завод, где по заказу завода «Маяк» и изготавливались стволы для «Молотов».

Слова бойцов подтверждает рекламационный акт от 17 февраля 2017 года, согласно которому военная часть сообщает производителя ПАО Завод «Маяк» о том, что миномет оказался в непригодном состоянии в результате разлома двуноги: образовалась забоина (повреждение) дульного среза ствола, что делало невозможным осуществление выстрела.

В рекламационном акте военная часть просила о замене миномета. Однако акт приема-передачи работ от 17 июля 2017 года свидетельствует, что «Маяк» выполнил работы по гарантийному обслуживанию и вернул бригаде ту же единицу вооружения.

(Копии этих документов переданы автору источниками, близкими к заводу-производителю, однако публикация их пока невозможна.)

После этого миномет успешно эксплуатировался бригадой в зоне АТО, а накануне взрыва прошел батальонные учения на полигоне. Никаких замечаний к его состоянию у минометчиков не было.

О том, что миномет был на регламентных работах на СКМЗ, в военной прокуратуре знают. Соответствующие документы хранились в бригаде и сейчас изъяты следствием.

День взрыва

6 июля длился уже третий день бригадных тактических учений с боевой стрельбой 128-й отдельной горно-штурмовой бригады на 233-м Ровенском общевойсковом полигоне ВСУ. В рамках запланированной программы проходила отработка наступления бригады с выдвижением из глубины, отражение контрудара противника, восстановление наступления и переход к обороне в дальнейшем. К концу дня 5 июля подразделения бригады успешно выполнили задачи по форсированию водной преграды, разгрому противника на ротных опорных пунктах и в вечернее и ночное время на тактическом поле отбили контрудар противника. Минометная батарея заняла свои позиции около полуночи в ночь с 5 на 6 июля, и уже утром бригада должна была продолжать наступление.

«Такие учения проводятся в условиях максимально приближенных к боевым, об этом и руководящие документы говорят. Бригада вела наступательный бой, поэтому на инженерное оборудование позиций и отдых личного состава был не более 3-4 часов», — говорит один из офицеров управления 128 бригады.

Около 5 утра командир батареи получил команду от командира БРАГ на открытие огня. Первый выстрел все минометы осуществили успешно. Через 2-3 минуты должен был прозвучать второй залп.

«Была команда „Заряжай!“. Мы забросили вторую мину, дернули за шнурок. Я увидел вспышку, но мина не вышла из ствола. Вот тогда я понял, что сейчас будет взрыв, успел развернуться и сделать полшага», — рассказывает раненый в результате разрыва минометчик.

И, опережая мой вопрос, добавляет: «Нет, это не может быть двойное заряжание. Я четко видел выход первой мины во время первого выстрела. После этого командир проверял канал ствола».

В нашем распоряжении оказалась схема расположения минометной батареи, которую использует следствие. От руки очевидцы исправили неточности.

Ствол миномета результате взрыва разорвало на куски, целой осталась только нижняя часть, менее 40 см длиной.

Интересно, что разорванный предохранитель от двойного заряжания нашли в 100 метрах от места разрыва. Как утверждают офицеры, бывшие на месте происшествия, даже после взрыва поврежденный предохранитель был в рабочем состоянии. Ранее эксперты указывали на то, что предохранитель мог быть снят с миномета накануне стрельб, как иногда для удобства и скорости заряжания делают бойцы. Однако раненные минометчики расчета утверждают, что предохранитель не снимали. Кстати, наличие предохранителя тоже не может быть гарантией от двойного заряжания. Среди десятков рекламаций, которые писали военные из разных подразделений на завод «Маяк» производителям «Молотов», есть немало жалоб на то, что предохранитель или заклинивает, или просто не срабатывает.

Очень странно, что на месте взрыва среди обломков не было найдено ни одного хвостовика от мины.

Следственный и не-следственный эксперименты

О том, что проведение следственного эксперимента будет далеким от норм Уголовно-процессуального кодекса, стало понятно уже 9 июля, когда председатель Комитета по нацбезопасности и обороны Сергей Пашинский на камеры приглашал «всех „кликуш“ и „выпускниц педучилищ“» поехать на полигон вместе с депутатами. Дело в том, что пункт 3 статьи 240 УПК четко регламентирует, кто может быть участником следственного эксперимента: «К участию в следственном эксперименте могут быть привлечены подозреваемый, потерпевший, свидетель, защитник, представитель».

Позже главный военный прокурор Анатолий Матиос на своей странице в Фейсбуке выразил удивление «самостоятельным наделением депутатов ВР процессуальными полномочиями следователя или прокурора в уголовном производстве» и отметил, что экспертизу специалисты Киевского научно-исследовательского института судебных экспертиз смогут провести только 11 июля.

И хотя журналистов 11 июля, в день экспериментальных подрывов, так и не пустили на полигон, лишних для следственного эксперимента людей там хватало.

Пока не ясно, на каких основаниях параллельно со следственными действиями прокуратуры представители Министерства обороны решили провести свой собственный эксперимент, взорвав старые советские минометы 2Б11 «Сани». На полигон снова прибыл Игорь Павловский и, как рассказывают очевидцы, активно указывал экспертам, что им делать, а на местах подрыва Павловский и советник министра Юрий Бирюков оказывались даже раньше понятых.

Немного о самих экспертах. Ровенская область входит в зону обслуживания Львовского научно-исследовательского института судебных экспертиз, в котором, однако, нет экспертов по военным исследованиям. Именно поэтому, видимо, были задействованы эксперты КНИИСЭ. В целом же по экспертной специальности 16.1 — Военные исследования в учреждениях Министерства юстиции Украины — аттестованы 17 экспертов, из которых действующее свидетельство имеют 15 человек.

Очевидно, что ключевым в эксперименте должно быть участие экспертов по экспертизе оружия. Однако в Украине нет аттестованных по экспертной специальности 3.5 «Исследование гранатометов и ствольной артиллерийского оружия» (так же как, например, по экспертной специальности 3.6 «Исследование ракетно-реактивного оружия»). По крайней мере, сегодня Реестре аттестованных судебных экспертов информации ни об одном таком эксперте не содержит.

В ходе эксперимента эксперты рассматривали два варианта развития событий, которые привели к разрыву миномета — это подрыв мины на дне ствола и подрыв в результате двойного заряжания. Однако без внимания следователей прокуратуры остался третий вариант, на который, как на один из вполне вероятных, указывают опытные артиллеристы — это детонация одной мины после выстрела во время прохода ствола.

Именно такой, третий вариант — детонация мины во время движения по каналу ствола — был сымитирован в четвертом экспериментальном разрыве 2Б11, которого, однако, не дождались ни Игорь Павловский, ни другие высокопоставленные представители Минобороны. Как утверждают специалисты, присутствовавшие на месте четвертого подрыва, именно его последствия — наиболее релевантны с трагическим разрывом «Молота» 6 июля.

Но именно этот эксперимент, проведенный по инициативе Минобороны, не имеет никакого процессуального статуса и значения. А потому к материалам производства приобщен не будет. Мы обратились с просьбой о комментарии к Игорю Павловскому, но ответ пока не получили.

Какие выводы из проведенных экспериментов сделали в Министерстве обороны, узнать пока не удалось.

«Русская рулетка»

Один из якобы гражданских экспертов КНИИСЭ, у которого футболка с надписью «Эксперт» была одета в пиксельную форму ВСУ, уехал с полигона вместе с представителями завода-производителя «Маяк» на машине с военными номерами. Как шутили военнослужащие, «наверное, это просто «Бла-бла-кар».

Какими будут результаты экспертизы, мы сможем узнать не ранее, чем через 60 календарных дней. Именно столько или даже больше времени предусмотрено для проведения судебных исследований «по материалам с большим количеством объектов и решаемых вопросов (более десяти), исходя из фактически необходимого для эксперта времени или особо сложных по характеру исследований (исследований с использованием криминалистического оборудования (лазерного, оптического, электронного), проведение экспериментальных исследований, применение нескольких методов)».

Однако уже сейчас можно сказать, что из-за того фарса, который устроили вокруг следственного эксперимента Сергей Пашинский и сотрудники Минобороны, доверия к его результатам не будет ни у общества, ни у военнослужащих, для которых эксплуатация «Молотов» продолжает быть чем-то вроде игры в русскую рулетку .

С 2016 года, когда минометы «Молот» впервые поступили для эксплуатации в ВСУ, и представители «Маяка» и Укроборонпром, и представители Минобороны утверждают, что альтернативы «Молотам» нет. Минометам, по которым написаны сотни рекламаций от военнослужащих, к которым до сих пор не разработаны таблицы стрельб, и стволы которых разрываются стабильно раз в несколько месяцев. Минометам, от которых в пользу старых советских 2Б11 отказались некоторые подразделения ВСУ, например, 28 отдельная механизированная бригада или 46 отдельный штурмовой батальон.

Можно ли найти альтернативу оружию, за каждую единицу которогой заплачено из государственного бюджета около 486 тыс гривен, вопрос, очевидно, риторический.

«А еще есть статистика и данные предыдущих расследований. Дюжина разрывов минометов. И названия идут вперемешку — М120-15, 2Б11, М120-15, 2Б11. И причины… Их две, каждый раз, после всех мыслимых экспертиз и расследований — двойное заряжание и нештатное срабатывание взрывателя», — написал после экспериментальных подрывов советник министра обороны Юрий Бирюков.

Да, действительно, из четырех случаев с разрывами «Молотов», о которых было сообщено официально (на самом деле их значительно больше), в одном случае официальная версия — неисправный взрыватель, в остальных трех — двойное заряжание. Например, следствие пришло к выводу о двойном заряжании в инциденте под Авдеевкой, произошедшем в 72-й бригаде. Однако следователями не был принят во внимание тот факт, что за две недели до взрыва минометный расчет отдал на ремонт предыдущий миномет, ствол которого деформировался так, что снаряд не проходил в канал.

Очевидно, что нарушения техники безопасности военнослужащими имеют место. Не исключено, что нарушения были и во время стрельб на Ровенском полигоне. Однако никакие невыполнения нормативов техники безопасности не дают ответа на ключевой вопрос: от чего деформируется ствол?

Точки над «и» могла бы поставить независимая материаловедческая экспертиза сплава стали ствола миномета и анализ технологии его изготовления. Однако от этой идеи по непонятным причинам в течение двух лет отказываются производители, продолжая обвинять военных в плохой подготовке и неправильной эксплуатации их гениального изделия.

Автор материала: Ольга Решетилова

Источник материала: Argumentua.com

Новости партнера HPiB.life

Жареная новость

Тандем Кононенко-Грановский: миллиарды на дружбе с президентом

«Серые кардиналы» украинской политики зарабатывают миллиарды гривен на сомнительных схемах Пожалуй, нет в сегодняшней Украине …

Добавить комментарий