Home / Разное / Крах и банкротство Александра Филипповича Щукина

Крах и банкротство Александра Филипповича Щукина

00:40, 14.10.2018

Поделиться:

19  

Крах и банкротство Александра Филипповича Щукина
Крах и банкротство Александра Филипповича Щукина

Миллиардер готовится к окончанию жизни в тюрьме, его бизнес у зятя Ильдар Узбеков, активами занялся юрист Тимур Франк 

Угольный магнат и бывший участник списка Forbes Александр Щукин заканчивает знакомиться с материалами дела о вымогательстве акций АО «Разрез «Инской». Уже в ближайшее время он отправится в суд вместе с другими обвиняемыми, в том числе с экс-главой СУ СКР по Кемеровской области Сергеем Калинкиными и двумя экс-вице-губернаторами  Кузбасса Алексеем Ивановым и Александром Данильченко. Сам бизнесмен, который сейчас находится под домашним арестом, почему-то абсолютно уверен, что он получит условный или минимальный срок (то, что отсидел под домашним арестом) и уже вскоре будет наслаждаться свободой в своих кипрских или английских имениях. Однако, похоже, все это иллюзии, сладкая ложь, исходящая из уст адвокатов Щукина и его зятя Ильдара Узбекова.

Только по этому делу о вымогательстве Щукину грозит срок до 15 лет колонии. Причем, это явно будет не последний срок Александра Филипповича. У Щукина и членов его бригады за спинами такой «багаж», который правоохранители будут «разгребать» еще долго. И по мере их работы будут предъявляться другие обвинения. В частности, существенные изменения произошли в уголовном деле по факту покушения на мошенничество на 1,5 млрд рублей: арбитражные суды Сибирского федерального округа последовательно признали, что на такую сумму структурами Щукина были предъявлены фальшивые векселя к двум угольным шахтам, которые он пытался захватить. В свою очередь, следователи установили, что хранились «липовые» ценные бумаги в личном сейфе угольного магната. 

Вступившие в законную силу решения арбитражных судов стали еще одним доказательством в этом расследовании, создающими доказательную базу. Также в производстве правоохранительных органов находится дело об убийстве конкурсного управляющего шахты «Коксовая 2» Евгения Лазаревича, а это уже серьезное основание для расследования «предпринимательской деятельности» Александра Филипповича Щукина и его «семьи» через призму статьи 210 Уголовного кодекса РФ (Организация преступного сообщества и участие в нем). 

Векселя из-под утюга 

Суть вексельной истории такова. В 2016 году в Арбитражный суд Кемеровской области поступил иск о взыскании более полутора миллиардов рублей с угольных предприятий: АО «Шахтоуправление «Талдинское-Кыргайское» (ШТК) и АО «Шахтоуправление «Талдинское-Южное» (ШТЮ).  Истцом выступило АО «Бизнес-Инвестиции», ранее на 99% принадлежавшее Александру Щукину, а сегодня — его жене Евгении Щукиной. 

По версии истца, шахты задолжали Щукину крупную сумму, миллиард рублей почти, а что мелочиться, он же миллиардер! И выдали шахты Щукину векселя в счет уплаты этого долга еще в далеком 2011 году. Причем в суде Щукин утверждал, что векселя ему эти были подарены в день его рождения 26 ноября 2011 года. Мол, положил он эти векселя в сейф, бережно хранил их в течение 5 лет, а потом решил потребовать через арбитраж и основной долг, и накопившиеся проценты. 

В начале 2016 года Александр Филиппович был в Кузбассе «велик и могуч», перед ним открывались двери любых кабинетов. Поэтому слушания по этим искам обещали превратиться в очередную быструю победоносную войну Щукина. Его юристы Тимур Франк и Иван Поворознюк (последний, кстати,  генеральный директор АО «Бизнес-Инвестиции») с пафосом, под  присмотром вооруженной охраны  привезли в суд целый пакет «оригинальных» документов: векселя, договоры поручительства, а также соглашения о новации долговых обязательств в векселя и протоколы Совета директоров об одобрении всех этих сделок. Серьезная подготовка и очень крепкая позиция в суде. 

Однако неожиданно возникли затруднения: руководители обоих угольных предприятий — и ШТК, и ШТЮ — заявили суду, что по бухгалтерскому учету векселя не проведены, что директора шахт их не подписывали, а члены совета директоров подтвердили: решение о выпусках таких векселей не принималось. То есть, получалось, что долг Щукиным выдуман, а векселя подделаны… 

Такие «мелкие юридические разночтения», вероятно, не помешали бы Щукину всё равно добиться нужного судебного решения. Но в ноябре 2016 года Щукин и часть его высокопоставленных покровителей оказалась под арестом. И все процессы, включая упомянутые судебные иски, пошли не по задуманному сценарию. Суд не стал плясать под дудку одиозного истца, а отправил векселя на экспертизу, которую доверили специалистам, находящимся вдали от Кемеровской области. 

Векселя ШТК исследовали в Новосибирске, векселя ШТЮ – в Красноярске. В двух разных сибирских городах пришли к одинаковому мнению: подписи на документах были подвергнуты агрессивному термическому (возможно, и утюгом) воздействию, поэтому точную дату их изготовления установить невозможно, что свидетельствует о фальсификации этих документов. Была назначена еще одна экспертиза — уже в Минюсте РФ, специалисты которого подтвердили прежние выводы: векселя подделаны. В результате арбитражный суд Кемеровской области отказал Щукину в удовлетворении исков на 1,5 млрд рублей. Этой весной седьмой арбитражный апелляционный суд, а 6 августа 2018 года и Арбитражный суд Западно-Сибирского округа пришли к однозначному выводу о правомерности и законности решения суда первой инстанции. 

 Сейф магната для фальшивых ценных бумаг 

Суд в своем решении фактически констатировал попытку мошенничества со стороны Щукина, написав в решении следующее: «Вексельное обязательство отсутствовало, и истец на момент приобретения спорных векселей знал или должен был знать об его отсутствии…», «…спорные векселя сфальсифицированы и не имели под собой реальных обстоятельств возникновения, а представленные в дело истцом документы явились результатом определённой̆ схемы». По сути, это перефразированное изложение части 4 статьи 159 Уголовного кодекса, определяющей наказание за «покушение на мошенничество в особо крупном размере». 

Именно по этой статье в 2016 году было возбуждено уголовное дело о покушении на мошенничество, которое находится сейчас в производстве 5-го управления ГСУ СК РФ с дислокацией в городе Новосибирске. Все доказательства для следствия уже собрали суды — осталось лишь распределить роли между участниками мошеннической схемы, но организатор и главный бенефициар уже очевидны. Окончательные выводы из происшедшего сделает следствие, с которым Александр Щукин знаком не понаслышке — следствие по делу о вексельном мошенничестве находится в производстве той же следственной группы центрального аппарата СК, что и дело о вымогательстве акций «Инского». 

В рамках следствия по «вексельному» уголовному делу, находившийся под домашним арестом Александр Щукин сам дал нотариально заверенные показания (пока в статусе свидетеля), что именно у него в личном сейфе с 2011 по 2016 годы хранились векселя. По статье о покушении на мошенничество Щукину грозит до 10 лет лишения свободы. Этот срок будет приплюсован (путем частичного сложения) к сроку, который уже в 2018 году Щукин может получить по делу о вымогательстве акций разреза «Инской». 

Миллиардер попал под арест за привычку к рэкету 

Напомним, что ноябрь 2016 года ознаменовался «крахом всесильного олигарха», когда Александр Щукин был задержан и по постановлению суда помещен под домашний арест в рамках уголовного дела по ч. 3 ст. 163 УК РФ («Вымогательство»). Вместе с ним суда ждут руководитель управления СКР по Кемеровской области генерал Сергей Калинкин, личный юрист Щукина Геннадий Вернигор, вице-губернаторы Кемеровской области Александр Данильченко и Алексей Иванов, а также сотрудники регионального СКР и начальница департамента областной администрации. 

Подследственным инкриминируется вымогательство акций угольного разреза «Инской» стоимостью более 1 млрд. рублей у прежнего собственника разреза Антона Цыганкова. Летом 2016 года его арестовали по сфабрикованному уголовному делу, привезли в здание Следственного комитета по Кемеровской области, где он, в присутствии нотариуса (!) был вынужден подписать документы о передаче активов на имя личного юриста Щукина. 

История с Цыганковым далеко не первая. Уже после ареста Александр Щукин приобрел славу международного жулика благодаря публикации британской газеты The Guardian. Газета рассказала историю шахты «Грамотеинская», которую кузбасский миллиардер в 2013 году сумел отобрать у английского фонда прямых инвестиций Lehram Capital Investments Inc. Это произошло в 2013 году, через пару месяцев после того, как Lehram приобрел ее у АО «Евраз» и назначил там управляющим гражданина Казахстана Игоря Рудыка. 

В этом случае события также развивались в здании областной администрации – под предлогом переговоров об оздоровлении социальной обстановки на шахте и восстановлении добычи угля Игоря Рудыка пригласили в это здание, где его встретили работники местного подразделения Федеральной миграционной службы. Они задержали его за просроченный заграничный паспорт, добились судебного решения о депортации, и поместили в местную тюрьму-спецприёмник. 

Спустя несколько недель заключения, под видом вывоза для допроса в Следственный комитет, Игорь Рудык из спецприемника для иностранных граждан был доставлен в администрацию Кемеровской области, где ему под угрозой уголовного преследования пришлось переоформить «Грамотеинскую» на фирму, подконтрольную Щукину. Сделка была даже нотариально удостоверена, администрация работала четко. К сделке все было готово заранее. Наглядная демонстрация справедливого аспределения собственности на примере Шахты «Грамотеинская» была показана в вечернем выпуске телевизионной программы «Вести Кузбасс»: 

 

Причем, что характерно, эта новость вышла в эфир за два дня до того, как Рудыку «предложили» подписать документы по переоформлению шахты Шукину.

Только после подписания документов Рудык был депортирован в Казахстан, а позднее Центральный районный суд Кемерово и Кемеровский областной суд, а равно и Арбитражный суд Кемеровской области предсказуемо отказали представителям Lehram Capital Investments Inc вудовлетворении претензий, связанных с отобранным от них имуществом. Конечно, ведь все задержанные теперь по делу о вымогательстве разреза «Инской» еще находились на свободе и при должностях.

Не все гладко

Бывали в делишках Щукина и неудачи. Так, например, не получилось у Александра Филипповича с наскока завладеть Обогатительной фабрикой «Щедрухинская». Очень уж привлекала данная фабрика его взор. С учетом плохого качества добываемого угля на  собственной шахте Щукина, Полосухинской, он был вынужден постоянно обогащать уголь на сторонних фабриках. Построить собственную фабрику, казалось бы, решение было на поверхности, но не для Александра Филипповича. Зачем строить, тратить деньги, когда можно сравнительно не дорого отжать? Вот и положил он глаз на фабрику, построенную с нуля кузбасским предпринимателем  Николаем Королевым.

По уже не раз обкатанной схеме Щукин предъявил к Фабрике «Щедрухинская» финансовые требования на сумму более 500 млн. рублей, чем остановил финансирование Сбербанком строительства шахты «Юбилейная», также принадлежащей Королеву.

Как по волшебству это совпало с предъявлением требований налоговых органов к компаниям Королева на сумму более 300 млн. рублей. Вероятно, по указанию Щукина начальник Следственного комитета по Кемеровской области Калинкин возбудил уголовное дело по факту неуплаты налогов и направил группу следователей делать обыск и выемку документов в офисе компании Королева.

Таким образом, Щукин, похоже, рукотворно создал ситуацию для понуждения Королева к переговорам о продаже Фабрики «Щедрухинская» на условиях Щукина, от которых он не мог отказаться. В народе такие ситуации давно называют рейдерским захватом, и все для Николая Владимировича закончилось бы печально, если бы не его любовь к спорту.

Николай Королев страстный болельщик и поклонник хоккейного клуба «Динамо», а также один из спонсоров этой команды. По счастливой случайности полномочным представителем Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе в то время был председатель Центрального совета общества «Динамо» Рогожкин Н.Е., с которым Королев Н.В. был знаком. Ему он и пожаловался на происходящее средь бела дня рейдерство в Кузбассе. Рогожкин Н.Е. обратил внимание на ситуацию губернатора Тулеева и попросил взять её на свой контроль, после чего Щукин был вынужден отказаться от идеи получения Фабрики Щедрухинская и подписать с Королевым мировое соглашение, предусматривающее выплату долга в рассрочку. Благодаря чему бизнес Николая Королева был спасен, в отличие от ситуаций, когда собственнику бизнеса пожаловаться было некому.

Кстати, история завладения Щукиным и его главного актива – Шахты «Полосухинская» покрыта пылью 90-хх годов, ведь она тоже досталась ему при странных обстоятельствах.  Известно, что данная шахта входила в ЗАО «Шахтоуправление «Антоновское» и Щукин впервые появился на ней в период руководства  шахтой Анатолием Смоляниновым.

Смолянинов, как вспоминают рабочие шахты, был руководителем талантливым и эффективным. Придя на шахту, он навел порядок и увеличил добычу в три раза. Времена были тяжелые, все кто жил и работал в 90-е, помнят, то такое был бизнес в тот период времени. Чуть ли не ежемесячно где-то в Кузбассе убивали директоров шахт. Для того чтобы выжить, приходилось делиться с криминалитетом, порой бандитам отдавали часть акций угольных предприятий, так сказать «долю за крышу», что являлось хоть Сергей Ливановкакой-то гарантией безопасной работы.
Появился среди акционеров шахты Полосухинская и Саша Щукин. Поговаривали, что формально акции записаны на него, но по «понятиям» он был лишь одним из акционеров, другие его, более авторитетные партнеры оставались в тени, так как в силу специфичной репутации не могли владеть акциями открыто. Такие бизнес-реалии 90-х, видимо, и помогли Щукину стать «миллиардером из забоя».
В 2003 году при странных и трагических обстоятельствах погиб Анатолий Смолянинов. Разбился вместе с женой на вертолете. Много загадок оставила эта гибель, в результатах расследования написано лишь «ошибка пилотирования в сложных метеоусловиях». Но после гибели Смолянинова Щукин сильно укрепил свои позиции на Полосухинской. Похоже, с помощью своих  «партнеров по бизнесу» Щукин убедил директора Полосухинской Гладуна освободить кресло и «отвалить по добру по здорову», что тот и сделал, зато остался жив. Чего не скажешь о его предшественнике, которого трое неизвестных забили насмерть палками в подъезде собственного дома.

Но в 90-е авторитетные люди не только богатели в одночасье, но также быстро уходили в небытие, в силу опасности выбранной профессии. Так постепенно произошло и с «партнерами» Щукина по Полосухинской. История умалчивает, имел он какое-либо отношение к исчезновению «партнеров» или все они пали жертвами естественного отбора, но к 2010 году Александр Филиппович стал полноправным акционером данного прибыльного актива.

А в прессе до сих пор приватизацию ругают…

Тимур и его команда

Для реализации идеи по отжиму активов через некое уголовное преследование их руководителей много ума не нужно. Нужен административный ресурс и много денег. Так что, видимо, эти методы вполне в духе Щукина, тем более что он был абсолютно уверен в своей безнаказанности. Но Щукин — человек из «девяностых». «Заломать» руководителя шахты, посадить его в тюрьму, и там получить нужную подпись на документах – это все понятные ему методы. А вот когда появлялись задачи посложнее, требующие разработки и реализации юридически сложных схем и конструкций Щукину требовалась профессиональная помощь. Для планирования сложных схем, как это было в случае с ШТК и ШТЮ, у магната есть целая команда юристов под руководством Тимура Франка (помните человека, который с охраной доставлял все материалы в арбитражный суд?). Этот персонаж крайне изворотливый и всегда остающейся в тени. Недаром он, в отличие от шефа, продолжает оставаться на свободе и наслаждается миллионами долларов, заработанными с помощью Щукина. Тимур Владимирович Франк родился 11 июля 1976 года в городе Прокопьевске Кемеровской области, в семье, как он говорит сам, еврейско-немецкого происхождения. Франк выбрал в молодости профессию психиатра. Но использовал свои навыки, для того, чтобы «лечить» людей в жаргонном смысле этого слова. Втереться в доверие к чиновнику или бизнесмену, навязать свою волю. Сделать так, чтобы клиент остался уверенным, будто принял решение сам. Начинал Франк с торговли путевками и авиабилетами, которые
приобретал для чиновников Кузбасса в рамках госконтрактов. Но основной доход приносило конкурсное управление несостоятельными предприятиями. На этом поприще Франку удавались изумительные комбинации, возможные лишь в сочетании с психологическими талантами и надежными административными связями. Вот пример одной из них. В 1999 году Кемеровская область и Москва создали ОАО
«Горнорудная компания «Кемерово-Москва» (КЕМО). КЕМО должно было добывать золото на границе Кузбасса и Хакасии, получило кредит от «Банка Москвы» в 86 млн руб. Но добыча не началась, компания обанкротилась в 2006 году, и её конкурсным  управляющим стал Тимур Франк. Позже выяснится, что у предприятия оставались активы больше, чем на 30 млн рублей, но Франк постоянно заявлял СМИ, что реального имущества в компании нет. В итоге некое ООО «Малка УК» из Томска купило крупный пакет акций КЕМО у Кемеровской области и объявило, что намерено возобновить работу, а также расплатиться по долгам. Франк убедил «Банк
Москвы» подписать с КЕМО мировое соглашение, по которому москвичи должны были получить долг лишь в 2010 году. Настал срок платежа, деньги в  «Банк Москвы» не вернулись, в КЕМО был уже новый конкурсный управляющий. А вот активов ни на 30 миллионов, ни даже на 30 тысяч уже не было. На что же ушли деньги в период управления Франка? Среди прочего, на оказание юридических услуг по договору с ООО «Бизнес-группа». Основной бенефициар этой юридической конторы – Тимур Владимирович Франк.
Такие истории обычно приводят в тюрьму, но умение заводить нужные знакомства всякий раз выручало его. У Франка был надежный
покровитель – заместитель начальника ГУВД Кемеровской области по экономической безопасности Алексей Иванов (тот самый, который потом стал вице-губернатором и оказался вместе с Щукиным под арестом за вымогательство акций «Инского»). Психиатра-бизнесмена связывала с генералом тесная дружба, а по некоторым данным, и родственные связи. Фабрика поглощений Профессиональному конкурсному управляющему генералов-силовиков недостаточно. Необходима зацепка и в судебной ветке, в первую очередь, в арбитраже. Но у Тимура Франка к этому времени уже была выстроена собственная вертикаль в Арбитражном суде Кемеровской области. Его влиятельные теневые покровители, о которых речь пойдет далее, имели фактически прямой контроль над руководством суда. Сам Франк своим клиентам говорил, что нет такого судебного решения, которое он бы не мог получить в арбитраже Кемеровской
области. Цена не маленькая – 1 млн долларов, но зато результат гарантирован. Вершиной административного влияния Франка в Кузбассе стало его партнерство с первым вице-губернатором Кемеровской области Максимом Макиным, человеком амбициозным и решительным. Некоторое время он считался преемником Амана Тулеева.  Основным занятием Макина и Франка стало поглощение коммерческих и муниципальных организаций. Административная поддержка, прикрытие силовиков, подконтрольный Арбитражный суд области и послушная юридическая команда позволяли Франку проводить такие комбинации, которых испугались бы иные жулики-рецидивисты. Муниципальные предприятия разорялись и выкупались по минимальной стоимости в рамках процедуры банкротства.
Для этих целей Франком была создана первая и единственная в Кузбассе Сибирская торговая площадка, которая позволяла проводить
подконтрольные торги с имуществом предприятий должников и обеспечивать, чтобы нужны лоты доставались нужным людям.
Так, команде Франка удалось передать в «нужные» руки имущество ООО «Сибирская Энергетическая Компания», ООО «Шахта
«Коксовая-2», АО «Новокузнецкая автобаза», ЗАО «СК «Южкузбассстрой» и десятков других компаний в Сибири. По абсолютно аналогичной схеме силами команды Франка в настоящее время банкротится «Черниговский НПЗ». Полюбил, как сына Самым интересным финансовым партнером для Франка стал угольный магнат Александр Щукин. До недавних времен угольный король Кузбасса был уверен, что нашел верного товарища в лице Тимура Франка, даже назначил того своим доверенным лицом. По словам адвоката Елены
Юловой, между её клиентом Щукиным и Франком была «удивительная связь и зависимость, Щукин нежно любил Тимура Франка, не постесняюсь сказать, как своего сына». Оно и понятно, благодаря административно-силовому ресурсу и «своему» арбитражу Франк демонстрировал потрясающую эффективность, не забывая при этом получать щедрое вознаграждение. А Щукин, получив такого помощника, возомнил себя всемогущим. Александр Филиппович начал рассказывать людям из близкого окружения, что со своими связями и талантами Франка он в скором времени построит крупнейший угольный холдинг в Кузбассе. И начал ведь строить. Правда, исключительно своими методами. Как рассказывала «Новая газета», в апреле 2013 года управление СКР Кемеровской области возбудило уголовное дело по части 2 статьи 201 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями») и отправило в СИЗО Бориса Якубука, владельца ООО «Зенковское шахтоуправление», в которое входило несколько угольных шахт. Из следственного изолятора Якубук вышел только через два месяца, в конце июня. И лишь после того, как подписал все документы о продаже своих активов, которые в конечном счете перешли под управление компании, контролируемой Щукиным. В этом контексте любопытна история с шахтой «Коксовая-2»,
которая тоже принадлежала Борису Якубуку. Предприятие находилось в упадке, и в 2012 году была инициирована процедура банкротства. Конкурсным управляющим назначили Евгения Лазаревича, а вскоре ему сделали предложение, от которого сложно отказаться. Тимур Франк объявил, что «Коксовую-2» хочет получить в свою империю его босс Щукин, и у Лазаревича два варианта: либо помогать в этом, либо отправиться в тюрьму (за что — не так уж важно, найдётся). После того, как Лазаревич Е.Л. отказался способствовать действиям Щукина и его банды, ему стали поступать угрозы от высокопоставленных чиновников администрации Кемеровской области, связанных с Щукиным (в том числе и от тех, кто сейчас находится под стражей). Как следует из материалов уголовного дела и заявлений потерпевших, по поручению Щукина, давлением на Лазаревича активно занялись вице-губернаторы Кемеровской области Андрей Гаммершмидт и Алексей Иванов, а также тесно связанные с ними юристы-рейдеры Тимур Франк и
Иван Поворознюк. Давить на Лазаревича помогали и высокопоставленные сотрудники силовых структур: руководитель СУ СК России по Кемеровской области Сергей Калинкин, начальник СЧ ГУ МВД России по Кемеровской области Владимир Шепель, первый заместитель начальника ГУ МВД России по Кемеровской области Виктор Кутылкин, бывший сотрудник УБЭП ГУВД по Кемеровской области Андрей Леонтьев и связанные с ними представители криминалитета. Когда словесные угрозы не принесли результата, заработала схема, созданная Щукиным для несговорчивых — конкурсного управляющего шахты «Коксовая-2» Евгения Лазаревича поместили в тюрьму и начали прессовать. СЧ ГУ МВД России по Кемеровской области было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 171 УК РФ («Незаконное предпринимательство»). Сразу после этого Лазаревича, находящегося на стационарном лечении с 24.01.2014 г. в больнице г. Искитим
Новосибирской области после перенесенных двух полостных операций под капельницей и в состоянии наркоза, 31.01.2014 года сотрудники полиции насильственно вывезли из больницы на реанимобиле медицины катастроф, оплаченном Щукиным, в больницу г. Кемерова. При этом сотрудники полиции полностью проигнорировали заключение лечащих врачей о невозможности транспортировки пациента в таком состоянии. Как пишут потерпевшие в своих заявлениях, «в 6:00 утра 01.02.2014 года к Евгению Лазаревичу в палату пришли юристы Щукина — Тимур Франк и Иван Поворознюк, а также нотариус г. Кемерова Тарасов С.В. Данные лица потребовали от Лазаревича выдать доверенность на Поворознюка на созыв внеочередного собрания кредиторов с целью избрания нового конкурсного управляющего. Получив категорический отказ, данная группа высказала угрозу, что тогда из условий больницы Лазаревич отправится в тюрьму. После этого Лазаревич был помещен в ИВС г. Прокопьевска, при том, что такая мера пресечения как содержание под стражей подозреваемого по ст. 171 УК РФ в принципе не предусмотрена законом». Устранив таким образом Лазаревича с должности, новым конкурсным управляющим ООО «Шахта «Коксовая-2» стал Матюшин А.С., являющийся сотрудником Тимура Франка. Таким образом предприятие оказалось под контролем Александра Щукина и его властных покровителей. «Вы не жулик – Вы человека убили!» После этого Лазаревич неоднократно подавал заявления о возбуждении дела на организаторов своего незаконного преследования, в том числе на Александра Щукина. Однако тогда влияние последнего на отдельных силовиков и чиновников региона было еще велико. Когда в
ноябре 2016 года Щукин и часть его покровителей оказались под арестом по делу  о вымогательстве акций АО «Разрез «Инской», Лазаревич решил обратиться уже в федеральные правоохранительные органы и вновь напомнить об истории с захватом «Коксовой-2» Щукиным и Франком. Решив заручиться еще и показаниями других очевидцев преступных событий, он хотел записать разговор с нотариусом г. Кемерова Сергеем Тарасовым, который также тесно связан с Тимуром Франком и был в курсе обстоятельств захвата контроля над шахтой. Ведь именно нотариус Тарасов приходил в палату к Лазаревичу вместе с другими представителями Щукина и был свидетелем того, как Лазаревича заставляли подписать документы, угрожали ИВС. 12 декабря 2016 года Лазаревич уехал из г. Прокопьевска в г. Новокузнецк на встречу с Тарасовым и с тех пор больше его никто не видел. Через несколько дней его автомобиль был найден в Новокузнецке во дворе жилого дома по адресу: ул. Дружбы, 16. Машина была без номерных знаков, а салон автомобиля был тщательно вычищен в химчистке и засыпан красным перцем. Случилась эта трагедия ровно через месяц после того, как Щукин в компании с чиновниками Кузбасса были задержаны по обвинению в вымогательстве акций Разреза «Инской». Что такого знал про них Лазаревич, какой информацией и документами он располагал, что с ним решили расправиться? По факту исчезновения Лазаревича Е.Л. было возбуждено дело по статье 105 УК РФ (убийство).  Дело находится в производстве следственного отдела по г. Прокопьевску СУ СК по Кемеровской области, но обвиняемых или даже подозреваемых в нем так и не появилось. Все-таки у Щукина еще остается в регионе определенное влияние. А, главное, Тимур Франк по-прежнему на свободе и при деньгах. Но в настоящее время по поручению председателя СКР Александра Бастрыкина, материалы этого уголовного дела передаются в центральный аппарат Следственного комитета России, после чего Франку и Щукину «вексельные дела» покажутся «цветочками». К этому можно добавить, что после того, как процедура банкротства «Коксовой-2» была взята под контроль Франком и его людьми, активы шахты были распроданы с огромным дисконтом на лиц, подконтрольных Щукину и Франку, а затем на учрежденную ими совместно компанию АО «СУПК» («Сибирская углепромышленная компания»), которая в начале 2016 года стала победителем аукциона на пользование недрами на месторождении «Чернокалтанский-2», то есть на бывшей шахте «Коксовая-2». При этом с декабря 2013 года у предприятия была отозвана лицензия на добычу полезных ископаемых, но все эти годы шла незаконная добыча и реализация угля с шахты «Коксовая-2»! Незаконный доход
составил свыше 6 млрд. руб. Состав выгодоприобретателей от этой деятельности полностью совпадает с героями данной публикации и при объективном расследовании вполне может отвечать признакам состава преступления, предусмотренного статьей 210 УК РФ об организации преступного сообщества. 

Кто гладил утюгом Щукина 

После захвата шахт «Грамотеинская» и «Коксовая-2» и  параллельно с захватом разреза «Инской» последовали попытки захватить по вексельной схеме ШТК и ШТЮ. В свое время Тимур Франк расписал Александру Щукину юридически сложную вексельную схему, при которой есть возможность заполучить обе эти шахты. Магнат одобрил план. Ему вообще в голову не могло прийти, что за какие-то поданные в арбитраж липовые бумажки можно схлопотать 10 лет тюрьмы. Так на свет и появились поддельные векселя, которые Щукин записал «на себя» и за которые теперь ему придется отвечать перед законом. Дело в том, что у следствия есть все основания полагать,
что состав преступления в данном деле доказан, а устанавливать всех участников, определять кто именно и каким образом агрессивно
воздействовал на векселя, следствие не обязано. Факт мошенничества подтвержден судебными решениями, вступившими в законную силу, главный выгодоприобретатель очевиден. К тому же Александр Щукин сам дал нотариальные признательные показания, что имеет к истории с векселями самое непосредственное отношение. Для предъявления обвинения этого более чем достаточно. Проект с захватом «Инского» разреза оказался для Щукина неудачным, и он был арестован прямо в присутствии Франка. А Тимур Франк – ни при чем. Он в шоколаде. Франк, по возможности, лично не участвует в судебных процессах, не ставит своей подписи на документах без лишней нужды. Старается действовать чужими руками. Вот и в деле с векселями его формально нигде нет. Подставились только Щукин, да Иван
Поворознюк, вписавшийся директором в АО «Бизнес-Инвестиции». При этом в Кузбассе ходят слухи о баснословном богатстве Франка, поговаривают о его недвижимости на Канарских островах. Что и не удивительно, виллу на Канарах он мог купить и после одной  операции» (а их у Франка в активе множество). Среди прочих фирм во владении Щукина было АО «ИТЭК». Производственной деятельностью оно не занималось, а владело акциями и долями в других компаниях. Руководил АО «ИТЭК» Тимур Франк. Он подписал поручительство на 1 млрд. рублей за ООО «Торговый дом «Сибэнергоугольснаб», совладельцем которого являлся друг Франка, основной акционер ЗАО «Черниговский НПЗ» Андрей Барабаш. После чего сомнительный «Сибэнергоугольснаб» обанкротился и АО «ИТЭК» стало
должником «Черниговского НПЗ». В июле 2016 года Франк выкупил миллиардный долг за 1 млн рублей и стал кредитором АО «ИТЭК».
В январе 2016 года Франк от имени АО «ИТЭК» выдал вексель ООО «ИФК Энерго», директором которого был сам, тоже на миллиард рублей. За эту операцию «ИТЭК» получил два миллиона рублей. Тимур Франк сам некоторое время являлся формальным собственником АО «ИТЭК», т.е., владел этой собственностью Щукина. Пообещал последнему, что ничего не предпримет без согласования с шефом. Тот согласился, буквально за копейки уступил Франку миллиардные активы. Спохватилась супруга Щукина, по её требованию сделка была признана судом недействительной. Только вот когда 99% акций АО «ИТЭК» вернулись к Щукину, компания была и разворована, и обременена долгами. Почему же доверенное лицо столь смело принялось потрошить активы своего босса, когда тот еще не попал под следствие?  Сказалась предусмотрительность Франка? Он, конечно, знал про внутренние дела своего босса, знал тонкие места, которые есть в любом бизнесе. Обладал информацией о собственности, о том, как она была оформлена, имел доступ и к офшорным схемам. Был ли Франк при этом осведомлен, что федеральные силовики копают под Щукина? И чем была обусловлена эта осведомленность? Кем же Франк является на самом деле, интересы какой влиятельной организации он представляет, что всегда сам выходит сухим из воды, получая от любой партии выгоду? Ответы на эти вопросы также удалось найти в ходе расследования деятельности Франка и группы его
«юристов», но подробному изложению этой истории будет посвящена отдельная публикация, так как масштабы развернутой Франком на
территории Кузбасса деятельности, а также масштаб лиц «крышующих», а точнее возглавляющих эту деятельность поражает. Неблагодарный «зять» и «сын», оказавшийся сыном лейтенанта Шмидта Впрочем, неправильно говорить о том, что именно Франк стал
временным преемником Щукина (а может и постоянным, учитывая, что пожилому магнату уже «светит» 15 лет тюрьмы). Он успел  откусить» свои куски, после чего империю Александра Филипповича под «свое крыло» взял его зять Ильдар Узбеков. Он является сыном миллионера Фуада Узбекова — участника схем по продаже на Запад российского и казахского газа, а также различных видов топлива.
Ильдар — типичный представитель «золотой молодежи». Еще в юности родители отправили его учиться на Кипр, а затем в Лондон, где
он и осел, получив гражданство Великобритании. Узбеков-младший вел на Туманном Альбионе типичную жизнь богатого сынка — тусовки, светские рауты и т.д. Все попытки Фуада Узбекова привлечь сына к семейному бизнесу заканчивались провалом — деньги, вложенные Ильдаром в различные проекты не только не приносили прибыль, но и не возвращались в семейный бюджет.
Все круто изменилось в жизни Узбекова-младшего, когда он познакомился с Еленой Щукиной — дочерью Александра Филипповича. Отец
тоже отправил ее учиться в Англию, и она тоже решила остаться в этой стране, открыв несколько картинных галерей. В 2009 году Ильдар и Елена стали супругами. А дальше история повторилась, только уже в новой семье. Щукин решил доверить зятю управление средствами, выведенными из России. Однако прежние ошибки Узбекова ничему не научили. Он создал в Лондоне family-office на базе совместной с ним компании Fern Advisers Limited (Fern). А выгодно вкладывать средства Щукина Ильдар перепоручил Эдриану Берфорду. Тот сначала их «вложил» в личные фирмы, покупку дорогих автомобилей и недвижимости. А потом и вовсе «прикарманил» более 11 млн фунтов. И этот случай тоже не стал для Ильдара показательным. Следом Узбеков-младший решил вложить 20 млн долларов, которые Щукин вывел из России и спрятал на счетах кипрской фирмы ZАМ Service Ltd. в швейцарском банке Clariden Leu. Эти средства были
переведены на строительство завода по производству биодизеля в Канаде и покупку аналогичного завода в Норвегии. В результате Щукин не получил не только «долю» в заводах, но и не смог вернуть назад свои инвестиции. И, наверное, Александр Филиппович списал бы со счетов зятя, но тут последовал его арест. После недолгого замешательства, Ильдар взял в свои руки бразды правления всей империей Щукина и объявил, что он продолжит дело тестя по строительству крупнейшего угольного холдинга Кузбасса. Всем партнерам он заявляет, что на Александра Филипповича уже рассчитывать не стоит, из тюрьмы тот выйдет не скоро (если вообще выйдет) и дела надо вести напрямую с ним. Причем, вести эти дела не в Кузбассе, откуда мало выбирался Щукин, а в Лондоне, где уже давно обосновались Ильдар и Елена. Если раньше Ильдару Узбекову в «семейном бизнесе» отводилась скромная роль по «отмывке» доходов тестя (money laundering), то сегодня Ильдар фактически возглавил клан Щукина. Он — председатель Совета директоров шахты «Полосухинская». Это главный и самый прибыльный актив семьи Щукиных (а теперь — семьи Узбековых), благодаря которому в Европу ежегодно уходят сотни миллионов евро. Его теща, Щукина Евгения Ильинична, через кипрский оффшор CYRITH HOLDINGS LIMITED владеет шахтой «Грамотеинская», как было описано выше, отнятой в 2013 года у британской компании. Ильдар Узбеков, несмотря на
криминальное происхождение актива, является председателем Совета директоров CYRITH HOLDINGS, т.е. по факту управляет и этой шахтой. И другими активами Щукина. Под полным контролем Узбекова находится АО «Сибирская углепромышленная компания» (СУПК), которой принадлежит лицензия бывшей шахты «Коксовая-2» (тоже отнятой у законного владельца), а также множество других,  актически бывших активов Щукина. Дедушке Щукину оставили только пару автосалонов и домик в деревне. Деньгами и активами бывшего миллиардера Щукина теперь полностью распоряжается Ильдар Узбеков. В клане новый глава, проще говоря. Зять Щукина, в отличие от своего простоватого тестя, ведет себя осторожнее, управляет империей дистанционно, из Лондона, официально акции предприятий на себя не оформляет, директором в компаниях себя не ставит. И при этом надежно прикрыт подданством Её Величества – ведь Ильдар Фуадович Узбеков настоящий гражданин Соединенного Королевства. Впрочем, стать фигурантом уголовного дела об
участии в деятельности сообщества наличие тройного гражданства — России, Казахстана и Британии — не мешает. А с учетом того, что большая часть доходов от преступной деятельности была незаконно выведена за границу, чем Российской Федерации был нанесен огромный ущерб, не стоит удивляться, что на горизонте маячит объявление в международный розыск. С такой репутацией непросто жить и работать, даже в Британии. Сам угольный король Кузбасса низложен, ожидает под домашним арестом в Новосибирске суда и приговора по уголовному делу о вымогательстве акций разреза «Инской» — в сентябре 2018 года заканчивается срок ознакомления обвиняемых с материалами дела. Вскоре Щукина ожидает обвинение в мошенничестве, еще один суд и приговор. Возможно, и он будет не последним. Похоже, когда-то всесильный угольный магнат имеет все шансы закончить свою жизнь в тюрьме. Его преемник-зять, который распоряжается деньгами семьи и на глазах за два года стал мультимиллионером, в скором выходе тестя из тюрьмы. От
нежданно свалившихся больших денег и власти еще никто в истории добровольно отказаться не смог. Его юрист, который долгое время
занимался юридическим сопровождением сомнительных сделок, максимально «освоил» все активы, до которых сумел дотянуться. Теперь оба прекрасно обходятся без «деда», чья судьба — яркий и назидательный пример того, насколько вредно оставаться «человеком из девяностых» и как жадность губит фраеров.

Новости партнера Glavk.info

Жареная новость

Выселившая шестерых детей судья Зюзинского суда защитила систему, в которой странным образом пропадают судебные дела

00:01, 21.10.2018 Поделиться: 36   Выселившая шестерых детей судья Зюзинского суда защитила систему, в которой …

Добавить комментарий