Home / Интервью / «Дело одесских прокуроров» или “теневой офис” Государственной экологической инспекции Украины

«Дело одесских прокуроров» или “теневой офис” Государственной экологической инспекции Украины

Так называемое «Дело одесских прокуроров» в свое время наделало немало шума в средствах массовой информации. На данный момент на руках у одного из фигурантов этого дела есть решение суда, подтверждающее незаконность его увольнения. Суд постановил восстановить Сергея Горбика на работе. Следователь утверждает, что это решение подтверждающее фальсификацию служебного расследования, проведенного в отношении него.

Свою версию того, чем было «Дело прокуроров» и кому это было выгодно, Сергей Горбик рассказал корреспонденту 048.

Вы два года судились с прокуратурой Одесской области, расскажите, что в итоге решил суд.

Завершая двухлетнюю тяжбу в судах, Верховный суд Украины оставил в силе постановление Одесского окружного административного суда от 22 февраля 2017 года, которым был признан противоправным и отменен приказ прокурора Одесской области от 23.11.2016 об увольнении меня с должности следователя по особо важным делам. Кроме того, этим постановлением меня восстановили на работе в органах прокуратуры.

Невзирая на допущенные при увольнении грубые нарушения действующего законодательства, прокуратура области пыталась обжаловать судебное решение о моем восстановлении на работе и даже добилась сомнительных результатов в Одесском апелляционном административном суде.

Но Верховный суд окончательно расставил все точки над «і» и вынес постановление, фактически подтверждающее фальсификацию служебного расследования, проводимого в прокуратуре Одесской области о якобы вымогательстве и получении мною взятки за закрытие уголовного производства против Хмарской.

Два года назад часть СМИ писала о том, что группа одесских прокуроров за взятку в 45 тысяч долларов закрыли уголовное производство в отношении и.о. начальника областного управления экологии Юлии Хмарской. В то же время, другие издания утверждали, что это дело — не более чем пиар-акция одесских сотрудников СБУ. Расскажите, что же произошло? Что предшествовало вашему увольнению?

30 ноября 2015 года я, будучи следователем по особо важным делам прокуратуры Одесской области, получил материалы уголовного производства. Производство было начато 21 октября 2015 года прокуратурой города Одессы по ч.3 ст. 368 Уголовного кодекса Украины. Производство по факту вымогательства и получения неправомерной выгоды Хмарской, которая на тот период исполняла обязанности начальника Государственной экологической инспекции в Одесской области. На момент передачи мне дела Хмарская была уведомлена о подозрении в совершении преступления по ч. 3 ст. 368 УК Украины. И ей избрана судом мера пресечения в виде содержания под стражей с правом внесения залога в сумме 365 тысяч гривен. Однако, эти сведения не были внесены в единый реестр досудебных расследований, что мною впоследствии исправлено.

А в чем именно обвиняли Юлию Хмарскую?

Чиновница была задержана сотрудниками прокуратуры и СБУ за то, что требовала и получила взятку в размере 15 тыс. грн. от директора предприятия за составление акта плановой проверки деятельности предприятия без выявленных нарушений. Взятка выплачивалась путем перечисления средств на расчетный счет Страховой компании «Арма» по фиктивному договору страхования. Были проведены ряд обысков, в том числе, в помещении Государственной экологической инспекции Украины, в ее одесском областном управлении, а также у подозреваемой Юлии Хмарской.

А собранных материалов было недостаточно для передачи обвинительного актав суд?

Формально, доказательств было собрано более чем достаточно для направления их в суд, однако, в ходе расследования оказалось, что преступление обрело больший масштаб, чем предполагалось. Следствием было установлено, что взятки вымогались Юлией Хмарской по аналогичной схеме от руководителей более чем 20 одесских предприятий. При этом, она внедрялась и выстраивалась в Одессе по прямому указанию помощников народного депутата Украины, возглавляющего на тот период времени один из подкомитетов Комитета Верховной Рады по вопросами экологической политики. Был выявлен «теневой офис» Государственной экологической инспекции Украины в Киеве, куда стекалась информация о денежных потоках, велся учет прихода и расходования «черновой бухгалтерии». Результаты проведенных обысков в «теневом офисе» дали подтверждение масштабности схем вымогательств денежных средств через органы экологической инспекции Украины, в том числе и на территории Одесской области.

В СМИ подобные сведения не были обнародованы?

Конечно, не были обнародованы. Все документы и наработки следствия были изъяты в ходе последующих обысков и «спрятаны» в материалах другого уголовного производства. – о том, как сотрудниками прокуратуры области от подозреваемой Хмарской якобы вымогали взятку за закрытие в отношении ее уголовного производства.

8 февраля 2016 года военной прокуратурой Запорожского гарнизона Южного региона Украины на основании выдуманных документов (рапортов сотрудников СБУ и заявления подозреваемой Хмарской) были внесены сведения в ЕРДР. Сведения о том, что я и еще некий неизвестный мне до настоящего времени адвокат Дударенко вымогали у нее взятку за закрытие в отношении нее уголовного производства.

Что стало основанием для этого уголовного дела против вас?

Указанное уголовное производство зарегистрировали на следующий рабочий день после того, как мною на имя начальника УСБУ в Одесской области было направлено поручение провести оперативные мероприятия и доставить на допрос всех фигурантов «теневого офиса» Государственной экологической инспекции Украины. Подобное поручение последовало после того, как сотрудники областного управления СБУ в течение 2-х месяцев игнорировали выполнение всех моих поручений о проведении следственных действий в отношении «теневого офиса».Формальными основаниями для уголовного производства стали рапорты не желавших исполнять мои поручения оперативных сотрудников СБУ в Одесской области и заявление подозреваемой Хмарской с просьбой привлечь к ответственности служебных лиц прокуратуры области и адвоката,якобы вымогавших у нее 40 тысяч долларов.

«Дело одесских прокуроров» или “теневой офис” Государственной экологической инспекции Украины

Обратите внимание, резолюции должностных лиц и заявление Юлии Хмарской на имя военного прокурора Запорожского гарнизона датированы 08.02.2016, хотя она в тот день физически находилась на территории города Одессе и, при этом, не ставила меня как следователя в известность о желании покинуть территорию города в соответствии с нормами закона при наличии избранной меры пресечения. В заявлении вообще отсутствуют какие-либо фамилии сотрудников прокуратуры, а только указана фамилия несуществующего адвоката Дударенко С.В., который никогда не был среди защитников чиновницы. Несмотря на физическое отсутствие Хмарской в городе Запорожье 08.02.2016, в тот же день военной прокуратурой Запорожского гарнизона по данному факту были внесены сведения в ЕРДР с указанием именно моей фамилии как вымогавшего взятку сотрудника прокуратуры Одесской области. В настоящее время для меня абсолютно очевидно, что таким образом сотрудники СБУ пытались заморозить расследование уголовного производства в направлении деятельности «теневого офиса» экологической инспекции Украины в Киеве и «открашивать» деятельность экологической инспекции в Одесской области.

Вы утверждаете, что на следственную группу началось давление с требованием прекратить уголовное преследование Юлии Хмарской, уличенной в вымогательствах. Давление со стороны сотрудников СБУ, которые осуществляли оперативное сопровождение. И примерно в это же время был отстранен от должности прокурора области Давид Сакварелидзе, а на его место был назначен Олег Жученко. Смена руководства как-то отразилась на вашей ситуации?

25.04.2016 следственный судья Жовтневого районного суда города Запорожья в рамках уголовного производства №42016080370000026 дала разрешение провести обыск в моем кабинете, основанием для чего послужила информация УСБУ в Одесской области, что я осуществляю противоправную деятельность, используя свой рабочий кабинет. На следующий день в мое отсутствие такой обыск провели в «лучших» традициях СБУ – взломали дверь в кабинет и сейф, изъяли 6 томов уголовного производства по Хмарской, по схеме вымогательств с участием «теневого офиса» Государственной экологической инспекции Украины,а также электронные и бумажные носители ведения «черной бухгалтерии». Также из моего сейфа были изъяты денежные средства, признанные вещественными доказательствами по другим расследуемым мною уголовным производствам.

Парадокс, но непосредственное участие в проведении обыска принимали оперативные сотрудники СБУ в Одесской области, на основании рапортов которых было начато уголовное преследование в отношении меня и именно они являлись основными свидетелями по тому уголовному производству. Данный факт стал для меня еще одним доказательством того, что сотрудники СБУ действовали с грубым нарушением норм уголовно-процессуального законодательства. И целью их действий было вовсе не разоблачение ими же сфабрикованного дела о вымогательстве сотрудниками прокуратуры Одесской области, а лишь «открышовывание» деятельности экологической инспекции Украины, изъятие и уничтожение добытых следствием доказательств.

Чем же объяснить тот шквал статей и публикаций, в которых вас обвиняли в получении взятки от Юлии Хмарской?

После начала обысков 26.04.2016 на многих интернет сайтах была распространена недостоверная информация о совершении сотрудниками прокуратуры, в частности мной, должностного преступления – вымогательства и получения взятки в размере 45 тысяч долларов, а также о том, что якобы в моем кабинете и были найдены пресловутые 40 тысяч долларов, что не соответствует действительности.

Обратите внимание, данная дезинформация была распространена сразу же после начала обысков и до их завершения. Обыски проводились по разным адресам у разных сотрудников прокуратуры (всех, кто мог располагать информацией о результатах расследования преступной деятельности экоинспекции). Мне, как человеку, не один день проработавшему в правоохранительной системе, вполне очевидно, что, как минимум, до окончания процессуальных действий журналисты самостоятельно не могли получить полную информацию об основании обысков и лицах, у которых они проводятся. Эта информация является закрытой. Ею располагали только лица, планировавшие их проведение. Выводы напрашиваются сами. Я очень сомневаюсь, что идея сделать информационный «вброс», дискредитирующий работников прокуратуры, принадлежала рядовым сотрудникам СБУ или военной прокуратуры. Этими действиями были достигнуты несколько целей: изъяты материалы уголовного производства по чиновнице, в том числе касающиеся деятельности «теневого офиса» Государственной экологической инспекции Украины и параллельно – дискредитация лиц, располагавших информацией о ходе его расследования.

Более того, думаю, что реализация этих целей превзошла все ожидания, поскольку искусственно созданный общественный резонанс дал возможность исполнявшему на тот период времени обязанности прокурора Одесской области и занявшему ее впоследствии Олег Жученко, полностью сменить руководство следственных подразделений прокуратуры области, назначив более лояльных себе людей, в том числе, и незаконно уволить меня из органов прокуратуры сфабриковав надуманные основания.

Тогда в СМИ упоминался Виктор Гольбар – брат начальника отдела процессуального руководства в уголовных производства Александра Гольбарта. И якобы Виктор Гольбарт провернул аферу по освобождению от наказания и.о. начальника Государственной экологической инспекции в Одесской области Хмарской в обмен на 45 тысяч долларов.

Да, впоследствии стало известно, что этот человек, как оказалось – гражданский, был основным и единственным фигурантом уголовного производства №42016080370000026, начатого 8.02.2016 в отношении меня и виртуального адвоката Дударенко С.В., в существовании которого я вообще сомневаюсь. А саму фамилию впервые узнал из средств массовой информации.

Свое мнение по вопросу, почему возникла необходимость сфабриковать уголовное производство в отношении меня и других сотрудников прокуратуры, я озвучил. 26.10.2016 в отношении Гольбарта В.В. в суд был направлен обвинительный акт, из которого следует, что никакого соучастия сотрудников прокуратуры с его действиями не было, как минимум, мне.

Материалы по должностным лицам прокуратуры Одесской области были выделены в отдельное производство, решение о закрытии которого в связи с отсутствием состава преступления принято 30.06.2017, сразу через несколько дней после вынесения коллегией судей Одесского апелляционного административного суда во главе с бывшим председателем Битовым А.А. неправосудного решения об отмене решения суда первой инстанции о восстановлении меня на работе в органах прокуратуры.

То есть, нашумевшее «Дело одесских прокуроров» по сути дела, закончилось, так и не начавшись?

Несмотря на указание моей фамилии в ЕРДР, как основного действующего лица в якобы вымогательстве, за все время следствия меня ни разу не вызывали для проведения какого-либо процессуальных действий. Единственным следственным действием был обыск в моем служебном кабинете и изъятие материалов уголовного производства экоинспекции. Причем начат он был предусмотрительно в мое отсутствие (в тот день я находился в Одесском научно исследовательском институте судебных экспертиз), а по возвращению на рабочее место обнаружил взломанную дверь, раскуроченный сейф, полный беспорядок в документах и бесчинствующих там сотрудников СБУ и военной прокуратуры.

После закрытия уголовного производства никаких вещей и документов, изъятых из моего служебного кабинета в ходе обыска, мне так и не возвратили, несмотря на неоднократные мои обращения к руководству прокуратуры области и в суд. Анализируя все события, я прихожу к выводу, что на данный момент нет никаких сомнений, что фальсификация уголовного производства по надуманному вымогательству неправомерной выгоды было сделано с единственной целью. С целью создания условий ухода от уголовной ответственности всеми участниками преступной схемы вымогательств денежных средств через органы Государственной экологической инспекции Украины, в том числе должностными лицами Государственной экологической инспекции в Одесской области.

А что происходило у вас на работе?

02.06.2016 меня вызвали в отдел кадров прокуратуры Одесской области для дачи пояснений по обстоятельствам происшедшего. Я все подробно рассказал работнику отдела кадров Федорову М.М. Он отказался записывать, сославшись на занятость, что не помешало ему впоследствии сфабриковать справку о том, что якобы ознакомил меня с приказом о проведении с 29.04.2016 служебной проверки. Проверки о причастности должностных лиц прокуратуры области к вымогательству 40 тысяч долларов за закрытие уголовного производства по Юлии Хмарской. На основании подобных сфальсифицированных документов, находящихся в материалах служебной проверки, которым судом дана надлежащая оценка, 23.11.2016 меня уволили из органов прокуратуры.

«Дело одесских прокуроров» или “теневой офис” Государственной экологической инспекции Украины

То есть, вас уволили уже после того, как был установлен факт непричастности сотрудников прокуратуры к афере брата прокурора Виктора Гольбарта с Юлией Хмарской, а против него в суд направлен обвинительный приговор?

Мне до сих пор неясны мотивы моего увольнения. Никаких оснований для этого не было. Суд исследовал материалы служебной проверки и установил, что была грубо нарушена процедура, которая определена в Дисциплинарном уставе и соответствующей инструкции. Были нарушены мои права как лица, в отношении которого проводилась проверка. В результатах служебной проверки указали надуманные нарушения,которых мною не совершалось. В связи с этим судом опровергнута достоверность результатов служебной проверки.

Но самое главное, суд аргументировано показал полную безосновательность выводов служебной проверки о совершении мной действий, порочащих звание прокурора, и нарушений Присяги работника прокуратуры, требований Закона Украины «О прокуратуре» и Кодекса профессиональной этики и поведения работников прокуратуры. К примеру, служебная проверка вообще не устанавливала, были ли у меня какие-либо взаимоотношения с лицом, в отношении которого был составлен обвинительный акт.

Прокуратура Одесской области пыталась оспорить ваше восстановление на работе, даже после того, как было закрыто уголовное производство «одесских прокуроров» за отсутствием состава преступления. Вы считаете, что вас хотели дискредитировать?

Да, прокуратура области обжаловала постановление Одесского окружного административного суда и Одесским апелляционным административным судом эта жалоба была безосновательно удовлетворена. Также прокуратура области направляла отзыв по судебному делу в Высший административный суд. Но, тем не менее, Верховный Суд пришел к выводу, что у Одесского апелляционного административного суда не было оснований делать вывод о доказанности факта осуществления мною действий, порочащих звание прокурора и вызывающих сомнение в моей объективности, беспристрастности и независимости.

И самое главное, Верховный Суд полностью разбил мотивировочную часть приказа о моем увольнении, в частности, о том, что я якобы нарушил Порядок хранения вещественных доказательств в виде денежных средств. Ведь в прокуратуре области до сих пор нет депозитного счета для их зачисления, а все подобные доказательства до сих пор хранятся в сейфах сотрудников прокуратуры. Также Верховный Суд счел недопустимым увольнение из-за того, что я отказался свидетельствовать против себя после обыска 26 апреля 2016 года – поскольку нормы Конституции Украины распространяются на всех, в том числе на сотрудников прокуратуры. Тем более что обыск проводился лицами, которые на это не были уполномочены судом.

Будете ли вы инициировать уголовное преследование сотрудников СБУ, которые, по вашим словам, совершили в отношении вас провокацию, а также сотрудников прокуратуры совершавших служебный подлог и судей, выносивших неправосудное решение?

Безусловно, зло должно быть наказано и закон един для всех. Но в то же время на данном этапе развития правоохранительной системы, я не питаю особых иллюзий по поводу привлечения виновных к какому-либо виду ответственности, несмотря на то, что есть все основания и документы для привлечения виновных именно к уголовной ответственности.

Судебные споры с прокуратурой Одесской области длились два года. Скажите, не отбило ли это у вас желания вернуться в правоохранительную систему, после того, как побывали по «другую сторону»?

Попробую восстановить справедливость, как минимум, в части восстановления на работе, хотя отчетливо понимаю, что в нынешних реалиях это практически невозможно. Просто считаю, что если сотрудник правоохранительных органов, незаконно уволенный или незаконно привлеченный к иному виду ответственности, не может отстоять свои нарушенные права, то защитить простых граждан от различного рода произвола, безусловно, он тоже не сможет и занимает чужое место на службе государству.

«Дело одесских прокуроров» или “теневой офис” Государственной экологической инспекции Украины

«Дело одесских прокуроров» или “теневой офис” Государственной экологической инспекции Украины

«Дело одесских прокуроров» или “теневой офис” Государственной экологической инспекции Украины

«Дело одесских прокуроров» или “теневой офис” Государственной экологической инспекции Украины

«Дело одесских прокуроров» или “теневой офис” Государственной экологической инспекции Украины

«Дело одесских прокуроров» или “теневой офис” Государственной экологической инспекции Украины

Сергей Горбик также предоставил редакции копию жалобы, которую он подает уполномоченному Верховной рады по правам человека.

Источник материала: Ord-ua.com

 

Новости партнера HPiB.life

Жареная новость

Деякі заступники Кличка отримали зарплату набагато більшу за мерську

Мер Києва Віталій Кличко у жовтні 2018 року заробив майже 40 тис. грн. зарплатні. Традиційно …

Добавить комментарий